Помощь при депрессии для граждан Сирии

WHO/Laura Sheahen

A psychotherapist at a mental health centre near the Syrian border shows materials she adapts when working with Syrian refugees.

"Мы называем депрессию "черным снежным комом", – говорит психолог Б. Хуссейн (B. Hussain)* из Центра психического здоровья в городе Газиантеп на юго-востоке Турции. Хуссейн работает с сирийскими беженцами, которые оказались в Турции после начала кризиса в Сирийской Арабской Республике. В общей сложности в Турции находится почти 3 миллиона сирийских беженцев.

Как и большинство беженцев во всем мире, сирийские беженцы в Турции испытывают чудовищный психологический стресс. За годы конфликта многие из них потеряли своих близких, крышу над головой, средства к существованию и веру в будущее. Пережив бомбежки и огонь снайперов, они страдают от тревоги, посттравматического стрессового расстройства и других психических заболеваний.

У некоторых беженцев стресс от пережитых испытаний нарастает, и "черный снежный ком" становится больше. Это может привести к тяжелой депрессии. Тем, кто уже имел предрасположенность к депрессии до кризиса, угрожает еще больший риск.

"Одинокий и замкнутый"

Хуссейн рассказывает об одном беженце из Сирии – одиноком мужчине лет 30. "У него уже была склонность к депрессии, – говорит Хуссейн. – Он потерял очень много друзей. Они погибли в Сирии. Здесь он оказался без друзей, без всего. Он стал очень одиноким и замкнутым".

Каким-то образом он попал в Центр психического здоровья, где работает Хуссейн. Он сказал: "Я приду на 5 занятий. Если они не помогут мне, я убью себя".

Помощь для сирийцев, оказавшихся в беде

Хуссейн и его коллеги пользуются экспертной поддержкой со стороны ВОЗ. В Турции и на севере Сирии ВОЗ обеспечивает группы по охране психического здоровья материальными ресурсами, проводит обучение персонала и оказывает другую поддержку.

"Сейчас на севере Сирии работают только два психиатра. Этого крайне мало", – говорит психиатр д-р Фуад Алмоса (Fuad Almosa). Как и Хуссейн, он входит в состав рабочей группы ВОЗ по охране психического здоровья для сирийцев в Газиантепе. "Поэтому 37 обученных врачей могут реально изменить ситуацию к лучшему". Д-р Алмоса имеет в виду 37 врачей, работающих на севере Сирии, которые в прошлом году прошли подготовку в рамках Программы ВОЗ по заполнению пробелов в области охраны психического здоровья (mhGAP), нацеленной на выявление и лечение психологических нарушений, включая депрессию. Для них создана онлайновая система клинического кураторства и консультирования.

Также ВОЗ предоставляет обучение по программе mhGAP и для сирийских врачей, которые сейчас живут в Турции. В районах Турции, где присутствует большое число беженцев из Сирии, ВОЗ создает условия для того, чтобы в каждом центре первичной медико-санитарной помощи, созданном специально для беженцев, работали по 2 специалиста по психическому здоровью.

"Если ко мне приходят пациенты с психологическими проблемами, то обычно я направляю их к узким специалистам, – говорит семейный врач, прошедший обучение по программе mhGAP в марте 2017 г., который работает недалеко от сирийской границы. – Но я понимаю, что иногда люди просто не могут добраться туда, куда я их направляю – у них даже нет денег на билет на автобус. После того, как я прошел этот учебный курс, я решил, что буду сам пытаться помочь этим людям".

Также ВОЗ проводит обучение для людей из местных сообществ, которые в перспективе смогут самостоятельно помогать страдающим депрессией сирийцам. Общественные работники здравоохранения в осажденных районах в Сирии проходят онлайновые учебные курсы по оказанию первой помощи, часто – в условиях постоянных воздушных налетов.

"Слушатели курсов первой психологической помощи не проводят терапию, – объясняет д р Алмоса. – Но им рассказывают о том, какие службы действуют в их районе, и они могут направлять туда людей".

Д-р Алмоса контролирует работу специалистов по психическому здоровью в 8 клиниках на севере Алеппо. "Главной ценностью курса mhGAP стало то, что он позволил вывести психическое здоровье за пределы сугубо медицинской сферы. Мы воспринимаем пациента не только как биологическое существо, но и как существо социальное, – говорит он. – Это снижает стигматизацию".

Адаптация услуг по охране психического здоровья к культурным особенностям

Д-р Алмоса утверждает, что специалисты по психическому здоровью в северных районах Сирии применяют такие подходы, которые считаются приемлемыми в соответствующем культурном контексте.

"Некоторые подходы были просто недопустимыми. Например, когда Центр психического здоровья расположен рядом с огромной тюрьмой. Эти приводит к стигматизации. Предоставлять услуги лучше вблизи от места проживания людей, – считает он. – Так вы становитесь ближе к людям. Раньше психиатрическая помощь предоставлялась в изоляции, но сейчас все изменилось".

В рамках такого подхода ВОЗ планирует выделить средства для Центра психического здоровья в сирийском городе Сармада в провинции Идлиб, а также для мобильной клиники психического здоровья, которая сможет, по словам д-ра Мануэля де Лара (Manuel de Lara), специалиста ВОЗ по общественному здравоохранению, "добраться до отдаленных деревень". В центре и в клинике будут работать подготовленные специалисты из Союза организаций медицинской и гуманитарной помощи (UOSSM), партнера ВОЗ. В этой группе работает и Хуссейн. "Это будет группа быстрого реагирования по охране психического здоровья, – говорит д-р де Лара. – Пациенты с острыми состояниями могут быть быстро доставлены в Центр психического здоровья в Сармаде, или же переведены в Турцию".

В городе Килиш, недалеко от границы с Сирией, действует организация по охране психического здоровья, входящая в состав рабочей группы ВОЗ. Она насчитывает 10 общественных работников, которые систематически и напрямую работают с населением. Часто они просто начинают разговор со слов "Здравствуйте! Как дела?".

Планирование дальнейших шагов

Специалисты по охране психического здоровья дифференцируют свои подходы с учетом различных потребностей. Иногда, например, целесообразно применять групповую терапию, а терапия для детей нуждается в тщательной адаптации.  Один из психологов UOSSM в Газиантепе применяет в работе со страдающими депрессией беженцами из Сирии когнитивную поведенческую терапию.

Несмотря на множество препятствий, члены рабочей группы ВОЗ оказывают помощь тысячам людей – как в Сирии, так и в Турции. Молодой человек с мыслями о суициде, которому помогал Хуссейн, вернулся, по словам последнего, к нормальной жизни. У него есть планы на будущее, новая работа, новые друзья и невеста.

В этой сфере по-прежнему остается немало проблем. Например, нужно найти способ для оптимального оказания помощи страдающим от депрессии сирийцам в турецких лагерях беженцев. Последствия конфликта в Сирии огромны, и эксперты полагают, что они будут ощущаться еще долгое время. "Сейчас сирийцы живут в режиме выживания и отрицания, – говорит г-жа Хивин Како (Hivin Kako) из организации Bihar Relief. – После того, как конфликт закончится, нам потребуется целая армия психологов".

Д-р де Лара тоже считает, что сирийцы, пережившие так много страданий и стресса, нуждаются в помощи. "Если мы не обеспечим услуги по охране психического здоровья уже сейчас, то эти люди могут просто остаться без будущего", – предупреждает он.

* По просьбе врача имя его изменено.